Кобрин-информ

Понедельник, Окт 15th

Последнее обновлениеПт, 12 Окт 2018 1pm

Расписание богослужений

"Все события имеют промыслительное значение"

«Высшее звание из всех званий на земле, которыми облекла людей благодать Божия, есть звание царское и священническое: тому дана полная, высочайшая власть на земле, а этому – власть Небесная – отворять и затворять Небо, решать и вязать грехи человеков, возрождать в новую жизнь, из тленной в нетленную, из нечистой в чистую, переводить из временной в вечную, освящать и обоготворять», – сказал некогда Святой преподобный Иоанн Кронштадтский. Но в Стране Советов, когда царь истреблен телесно, а в душах сотен тысяч – атеизм, сложно даже представить, что где-то есть те самые – разрешающие грехи человеческие. Сложно представить, что в стране марксизма-ленинизма в семьях простых рабочих и крестьян растут детишки, судьба которых «возрождать в новую жизнь… освящать и обоготворять». Сегодня мы расскажем нашим читателям об одной из таких семей, а главным героем нашего рассказа станет личность незаурядная, сильная и целеустремленная – благочинный церквей Кобринского района настоятель Александро-Невского собора г. Кобрина протоиерей Богдан Хома.

 

ВСЕ МЫ РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА
Богдан родился в ничем не примечательном селе Колбаевичи, подобных только на Львовщине не один десяток сыщешь, а во всей огромной Стране Советов и вовсе не сосчитать. Но малая родина – это всегда дорогое сердцу место, которое по сей день помнится Отцу Богдану как нечто доброе и прекрасное, да и мальчишки односельчане вспоминаются, как лучшие друзья. «В школу мне приходилось ходить в соседнее селение, что за километра четыре от нашей деревни, – рассказывает Отец Богдан. – Автобусы в это время не ездили, и, начиная с 5 класса, каждый день туда и обратно я шел пешком. Лишь в классе седьмом отец купил мне велосипед, и пешие прогулки при хорошей погоде сменялись велосипедными. Часть пути в школу проходила по лесу, и я с ребятами, возвращаясь домой, любовался красотой лесной природы, прислушивался к пению птиц. Прекрасны были и весна, и осень, и зима. И мне до сих пор вспоминается эта тишина леса, одноклассники, с которыми учился, наши различные разговоры обо всем на свете. Теплыми словами вспоминается и учеба в школе. Особенно нравилась мне родная литература и язык. Диктанты я на «4» и «5» писал». Казалось бы, обычное детство сельского паренька середины прошлого века. Но было в этом детстве нечто особенное, то, что определило всю последующую жизнь – Богдан родился в семье верующих людей. Он с детства помнит, как присутствовал на Богослужениях Великого канона преподобного Андрея Критского в среду вечером Пятой Седмицы Великого Поста и на каждом тропаре совершал поклон, помнит, какими особенными светлыми и радостными воскресными праздниками были для всей его семьи Пасха, Рождество Христово, Троица и день памяти Святителя Николая. Огромная заслуга в этом мамы. Именно она научила своих троих сыновей молитвам, именно она принуждала ходить их в церковь, научила покаянию перед священником, смогла рассказать о Боге так, чтобы
на долгие годы зажечь в сердцах своих детей любовь к Всевышнему. «Церковной литературы в годы моего детства не было, поэтому с маминых слов мы получали информацию о Боге, – рассказывает Отец Богдан. 

– И мне в детстве представлялось, что Бог – это некий старец с бородой, который сидит за облаками и руководит всем миром. А еще родители нам с детства привили Божий страх перед иконами. И мне казалось, что благословляющей рукой Спаситель кивает пальцем мне за мое непослушание, за мои плохие поступки. Но мама научила, как каяться перед священником: не слушался родителей, не хотел учиться, ленился, обижал животных и т.д. Священник накладывал епитрахиль на голову и, разрешая грехи, спрашивал: «Обещаешь ли исправиться?» «Да, обещаю», – отвечал я и в первое время действительно старался исполнять то, в чем каялся. Но проходило время и я, забывая о своих обещаниях, вновь нарушал Заповеди Божии. Мать в таких случаях кивала пальцем и вспоминала последнюю исповедь». Родители отца Богдана по воскресеньям посещали храм, молились дома, а к каждому православному празднику старались готовиться, соблюдая все необходимые каноны. Во всем этом, конечно же, принимали участие и дети. «На праздник Вербного Воскресенья в храмах освещали вербочки, которые до Дня Святого Георгия Победоносца хранили в святом углу. Потом в мае на Георгия Победоносца, когда выгоняли скот на пастбище, мама этой святой вербочкой для приличия ударяла коровку – кормилицу семьи, чтобы она была доброй, ласковой и приносила побольше молочка», – делится своими детскими воспоминаниями Отец Богдан. Радостным и веселым помнится ему и Праздник Пасхи: «Мама выпекала хлебную Пасху, пекла сладости. Папа занимался мясными изделиями. Времена были скудные, но на праздник Пасхи родители всегда старались выложить на стол все, чем дом был богат. После разговенья на Пасху уже гдето ближе к обеду мы, дети, стекались к храму, где в этот праздничный день всегда было весело. Девчата затевали пасхальные хороводы, ребята робко поддерживали, кто-то даже взрывал карбид. Сейчас в наше время эти традиции позабылись, детей в деревне стало меньше и занятия у них какие-то непонятные появились: компьютеры, смартфоны… А мне же вспоминается освящение пасок рано утром на Пасху. Все прихожане храма образовывали круг, впереди выставляли пасхальную снедь и ждали освящения. Процессия крестным ходом с запрестольным крестом, иконой Божией Матери и Хоругвями обходила по кругу, а настоятель храма обильно окроплял пасхальную снедь святой водой. Дети стояли всегда впереди, святая вода из кропила священника попадала и на лицо малышей, отчего они радостно вскрикивали, а порой плакали, смеялись. Праздник Святой Троицы был замечательным. В этот день был местный обычай – навещать могилы предков. Поэтому на праздник в деревню съезжалось множество выходцев из нее. После Божественной Литургии в храме все следовали домой, трапезничали и где-то в послеобеденное время направлялись на погост, где священник совершал общую панихиду об усопших, а после каждый отправлялся к могилам своих предков и, ожидая прихода священника, молился у гроба почивших. Такая традиция в нашей деревне сохранилась и по сей день». Ну а как же любимый всеми детьми праздник – Новый год, спросите вы? Любимым зимним праздником в этой семье было конечно же Рождество, а вот новогодние чудеса Дедушки Мороза происходили еще в декабре – на День святителя Николая Чудотворца. «Из Святых наиболее почитаем в наших краях Святитель Николай, – рассказывает Отец Богдан. – В этом почитании тоже есть своя изюминка. Дело в том, что наши предки заимели от Святого Николая такую добродетель, как милосердие. И вот родители в ночь на день памяти Святого Николая старались подложить под подушку своим чадам то сладкое угощение, то печенье, а порой – лыжи или коньки. И делали это незаметно. А проснувшись, мы обнаруживали под подушкой долгожданный подарок. Радости и ликованию не было границ. С такими возбужденными чувствами приходили в школу и делились впечатлениями. Уроки в этот день бывали сорваны… Я долго верил в это чудо Святителя Николая, пока однажды не решил провести эту ночь, не смыкая глаз, и, конечно же, поймал свою родительницу за руку. Но мама сказала, что у Святителя Николая много заказов, поэтому он передал подарок через нее и поспешил к другим детям. Время бежит скоро. Вот и Рождество Христово на носу. К этому празднику тоже готовились тщательно, начиная с праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы. Ведь нам, детям, необходимо было выучить слова героев Рождественской истории. С представлениями Рождественской постановки, называемой вертепом, дети школьного возраста шествовали из дома в дом и представляли события двухтысячелетней давности. Я участвовал в вертепах с шестого класса, вначале исполнял роль воина, а позже – самого Царя Ирода. И пусть не всегда были понятны слова колядок, нам, детям, вертепы приносили много радости. И после Рождества мы еще долго вспоминали о различных случаях, приятных и не очень, порой даже комедийных, произошедших с нами в Рождественские дни. Немало радости приносили вертепы и жителям деревни. И хочу заметить, что, казалось бы, колядка, ну что тут такого особенного, песенка, да и песенка, но многие премудрости ее слов я узнал намного позже, когда стал читать Священное Писание и Евангелие. 

ПРОСТОЙ СОВЕТСКИЙ ПАРЕНЕК

Быстро пролетело детство, вот уже и школьные годы позади, наступило время прощания со школой: «На выпускной бал наши девчонки пришли такими нарядными и красивыми. Под магнитофон устроили танцы. А мы, ребята, танцевать-то не научились в свое время. Но девчата молодцы – они всю миссию по танцам взяли на себя, и за этот вечер многие ребята, в том числе и я, научились танцевать. После школы я успел год поучиться в техникуме, а потом была служба в армии. Служил я за границей в ГСВГ – в ГДР. Два года службы закалили мой характер, открыли глаза на многие вещи. О многом я тогда написал в своих письмах родителям и друзьям. Домой после армии, слава Богу, я вернулся здоровым, крепким, закаленным парнем. Восстановился на учебу в техникуме. После учебы был направлен в одну из строительных организаций, где на инженерно технической должности проработал более десяти лет. За это время окончил институт», – так скупо и немногословно охарактеризовал годы своей юности отец Богдан. Но было и в них нечто особенное, что опять же сыграло огромную роль в будущем – женитьба. К поиску своей второй половинки молодой человек отнесся серьезно. Его мечтой было найти себе такую спутницу, чтобы она была высокая, как он, красивая, скромная и тихая. Вернувшись из армии, Богдан попал на выпускной, где познакомился с интересной девушкой Ириной. «Знал я ее родителей, потому что мы с одной деревни, а вот саму девушку что-то сразу не припомнил. До моего ухода в армию она была еще не на виду, а тут на выпускном балу она предстала уже взрослой и интересной девушкой. Именно тогда она запала мне в сердце. Но случилось так, что я уехал на учебу, окунулся в нее с головой, но когда приезжал домой, наши пути-дорожки лишь пересекались. Хотя уже тогда у меня была мысль, что это – моя судьба, это – моя избранница. И вот однажды поздним вечером, было это на Пасху, я решил проводить свою избранницу домой: «Можно я проведу Вас?» А она, то ли с испугу, то ли от неожиданности ответила, что у нее есть парень. Это, конечно, была неправда, но с того момента мы потеряли друг друга в мировом пространстве на целых два года. Для меня отказ Ирины был полной неожиданностью, я был уверен, что мне не откажут. Но получился прокол. Про этот случай мало кто знает, я даже родителям дома не рассказал. Время шло. Я чуть было не женился. Но одна из девушек оказалась родственницей, вторая – не отвечала моим требованиям. И вот через родственников Ирины я узнал, что она бы не против возобновить со мной отношения. В числе ее друзей я даже был приглашен в ее дом на праздничный стол. Этот жест означал, что на моем жизненном пути загорелся зеленый свет. И мы стали встречаться», – так интересно, а порой и с юмором, вспоминает о важном событии в своей жизни Отец Богдан.

МОЯ СЕМЬЯ – МОЙ ТЫЛ
Вскоре Богдан и Ирина поженились. Была не только светская церемония бракосочетания в загсе, но и венчание в местном Иоанно-Предтеченском храме. И вновь событие промыслительного значения: венчал молодых Отец Роман Коломыйчук, который впоследствии и дал направление Богдану на поступление в Минскую Духовную семинарию. Накануне дня памяти Святой равноапостольной княгини Ольги у супругов родилась дочь, которую назвали Ольгой. Потом Господь наградил их двойняшками – Верой и Богданой, с рождением которых произошел комедийный случай. «Во время нахождения Ирины в родильном доме я сдавал экзаменационную сессию в институте, – рассказывает Отец Богдан. – И тут мне приходит поздравительная телеграмма от тещи. Она пишет: «ПОЗДРАВЛЯЮ З ДОЧЕРЬМИ». На украинском языке я букву «З» принимаю за цифру «3». Значит, у нас супругой родилось три дочери?! Я в шоке! И верится, и не верится. Я принимаю решение, что это событие надо отметить и агитирую своего друга Николая пойти в ресторан. В ресторане друг подошел к музыкантам и попросил в честь рождения моих дочерей сыграть песню «Вера, Надежда, Любовь». Но в репертуаре песни не оказалось, нам отказали. И этот отказ, оказывается, имел основание: родилось то две дочери. Одну из дочерей, по совету родителей, решили назвать Богданой (от Богом данная), в благодарность Богу за такую его милость по отношению к нам. А вот другую дочь мы решили назвать Верой, с таким соображением, что пусть будет одно из тех имен, когда бы у нас родилась тройня». Стройтрест, в котором трудился Богдан Хома, выдал уже многодетной семье трехкомнатную квартиру в городском поселке. И казалось бы, вот оно простое человеческой счастье: крепкие супружеские отношения, милые здоровые дочурки, своя квартира – но за видимым спокойствием и благосостоянием уже дул ветер перемен. «Живя в городском поселке, мы стали посещать Богослужения в местном храме. Младший брат (ныне Архиепископ Брестский и Кобринский Иоанн) в это время учился в Московской Духовной семинарии и, когда приезжал на каникулы, рассказывал мне о Боге, о Церкви, о Духовной семинарии, чем весьма заинтересовал меня. Я с нетерпением ждал приезда брата домой, наши беседы углублялись. Именно он предложил мне поступить в духовную семинарию, – вспоминает начало непростого переломного момента в своей жизни Отец Богдан. – В это время как раз открывалась Минская Духовная семинария. Необходимо было подумать…» Богдану Хоме было уже 34 года, была стабильная в непростые 90-е годы работа, да и трое детей на содержании. Подумать действительно было над чем. Составили семейный совет. Родители Отца Богдана были не против отправить сына в Жировицы учиться на священника, но прекрасно понимая сложившуюся ситуацию, сослались на главное мнение – мнение супруги Ирины. И она оказалась не против! «Всю семейную ношу по воспитанию детей она взяла на себя, – рассказывает Отец Богдан. – Детей необходимо было отвезти кого в садик, кого в школу, самой успеть на работу. Нагрузка колоссальная. Да и немало испытаний пришлось пережить Ирине, которую и соседи, и ее родственники упрекали, что она отпустила мужа. Но надо отдать должное супруге – она никогда не соблазнилась, не дрогнула, а сумела достойно ответить завистникам и недоброжелателям, сумела с терпением нести свой жизненный крест, за что ей земной поклон». Не дрогнула Ирина и с Божией помощью со всем справилась на отлично. Хрупкая женщина не поколебалась и в те минуты, когда сильный мужчина все же засомневался. «Помниться, как в последний свой рабочий день в тресте я отправился за расчетом, – вспоминает Отец Богдан. – Получил расчетные и трудовую, как меня догоняет отец, отзывает в сторону и говорит: «Ты знаешь, Богдан, сейчас такое трудное время, я вот по телевизору видел, как где-то убили священника. Не уезжай, тебя подстерегают опасности, не так легко быть священником. Останься…» Я, ссылаясь на то, что уже получил расчетные, говорю, что уже нет возврата и тем более уже все решено. Тогда сразу я не мог понять намерений моего родителя. Теперь, уже на расстоянии времени, могу сказать, что мой отец был мне не только отцом, но и другом, и он не хотел терять друга, сына и доброго помощника в его мужских трудах и заботах. Позже отец смирился с таким положением и был очень доволен моим выбором. А мама всегда говорила: «На все воля Божия. Иди, сынок, учись». 

ДОРОГА К ПОСЛУШАНИЮ

«Учеба в Духовной семинарии в п. Жировицы, куда я поступил в 1991 году – это особое время в моей жизни. Здесь в моей жизни произошел перелом. Я стал совсем другим человеком. Конечно, на первых порах было очень трудно. Опять необходимо было сесть за парту, учить большие объемы материала, отвечать на уроках, сдавать экзамены. Учиться в семинарии было хоть и трудно, но интересно, – резюмирует Отец Богдан и с каким-то особенно просветленным лицом продолжает свой рассказ о годах учебы в семинарии. – С Божией помощью по молитвам Пресвятой Богородицы, чудотворный образ которой находится в Жировицком монастыре, мы преодолевали все тяжести и невзгоды студенческой жизни. Каждый день утром и вечером после общих молитв, на которые собирались все студенты семинарии, мы имели возможность приложиться к Жировицкой иконе Матери Божией и попросить у нее помощи и заступления. И я чувствовал поддержку Матери Божией во всем. Она помогала преодолеть разлуку с семьей и родителями, давала силы, здоровье и разум осваивать преподаваемые в семинарии Богословские предметы, настраивала на трудную стезю будущего священнослужителя». Богдану Хоме, как человеку семейному, было нелегко. Занятия, службы, индивидуальная подготовка – все это хоть и занимало время, но тоска по дому зачастую брала свое. Особенно в воскресенье после Богослужений находила тоска по детям и жене. Но Богдан нашел выход из этого положения: направлялся на источник Жировицкой Матери Божией с молитвой «Богородице Дево, радуйся», испивал целительной водички и, по его собственному признанию, тоска проходила. Бывало, супруга с детьми и родители навещали своего семинариста, но визиты эти были нечастыми, да и непродолжительными. На летние каникулы была возможность поехать домой, и Отец Богдан ждал этого момента всегда с нетерпением. Но каникулы проходили быстро и уже к Празднику Успения Пресвятой Богородицы (28 августа) студентам надо было быть в стенах семинарии. Начинался новый учебный год. Временем душевной радости в семинарии была не только молитва Божией Матери, но и общение с братом
– Владыкой Иоанном, которое стало возможным благодаря преподавательской деятельности Иоанна. «Он приезжал в семинарию каждую неделю, преподавал здесь «Сектоведение», и я, встречаясь с ним, делился своими успехами или неуспехами в учебе. Он давал необходимые наставления, – рассказывает Отец Богдан. – Он, можно сказать, был моим куратором и является им до сих пор. Надо сказать, что в семинарии и преподаватели, и студенты относились ко мне с уважением. Это, наверное, из-за моего возраста и светского образования. Старался учиться я хорошо. И администрация семинарии, и ее ученый совет замечали мое усердие. Я это чувствовал. Из преподавателей запомнился отец Гурий (ныне архиепископ Лидский и Слонимский). Прежде всего своей кротостью. Припоминаю строгость отца Никона (Лысенко), доброту и снисходительность отца Глеба (Шульмина) и многих других тружеников семинарии. Из студентов припоминаю двух братьев Заруба – Валерия и Михаила. Это сыновья священника. Они обратили на себя внимание как порядочные, благочестивые люди, прилежные студенты. Они тоже уже были семейными людьми и в свободное время, когда мы встречались в стенах семинарии, то основной темой разговора были наши дети и жены. Как там близкие, интересовались мы друг у друга. В семинарии я впервые увидел своими глазами великого человека – Митрополита Филарета. Человека, который является моим духовным родителем, человека, о котором мне так много рассказывал брат Владыка Иоанн, человека, который определил мою дальнейшую судьбу – быть священником». На 4 курсе семинарии именно Митрополитом Минским и Слуцким Филаретом Богдан Хома был рукоположен во диакона. В семинарии он нес различные послушания: читал и пел на клиросе, участвовал в монастырских трудах. Написал и успешно защитил дипломную работу «История и содержание великого канона Преподобного Андрея Критского». Как выпускнику Минской Духовной семинарии и по результатам защиты дипломной работы ему была присвоена степень бакалавра богословия. «После окончания 4 курса семинарии, находясь на летних каникулах дома, я получаю телеграмму из Минского Епархиального управления, – рассказывает Отец Богдан, – явиться в Свято-Духов кафедральный собор. И вот на празднование Минской иконы Божией Матери (26 августа) Митрополитом Минским и Слуцким Филаретом, Патриаршим Экзархом всея Беларуси за Божественной Литургией в Свято-Духовом кафедральном соборе г. Минска я был рукоположен во иерея. Первое пастырское послушание я нес в с. Рабунь Вилейского района в качестве настоятеля Свято-Успенской церкви. Следующим местом моего пастырского служения был г. Копыль Минской области – настоятель СпасоВознесенского храма, где в свое время служил новомученник протоирей Владимир Пастернацкий, прославленный Церковью 12 декабря 1999 года. По благословлению Высокопреосвященнейшего Митрополита Минского и Слуцкого Филарета в 1998 году я был назначен благочинным приходов копыльского округа. Во время моего служения на Копыльщине открывались и освящались храмы, регистрировались новые общины, открывались Воскресные школы, совершались поездки по святым местам России, Украины и Беларуси. Вместе с моей семьей в Копыле жил и трудился, помогал мне восстанавливать храм, расписывать его брат мой Мирон. Он женился здесь, в Копыле, у него с супругой Анной родились две дочки. Крестили их в Копыльском храме». 13 лет жизни Отец Богдан отдал служению в Копыле. Очень теплые благоприятные отношения сложились у него с жителями этого небольшого городка. И по сей день он благодарен Господу за Его величайшую милость, что сподобил его грешного, нести послушание на этой благословленной Копыльской земле, познакомиться и иметь общение с этими замечательными людьми, которые навсегда остались в памяти. Со многими из них он до сих пор встречается, и в ходе столь теплого общения все они имеют возможность поздравить друг друга с церковными праздниками. После служения в Копыле был КобринПриезд в наш город был обусловлен рядом замечательных фактов, которые сопровождали Отца Богдана на протяжении последних двух лет служения в Копыле. «Приезжая на склад духовной литературы Белорусского Экзархата, когда я подходил к кассе для расчета и говорил, что мой приход в Копыле, человек на кассе не раз переспрашивал: «В Кобрине?» Вспоминалась малая родина… По дороге из Копыля на Львовщину я всегда проезжал мимо Кобрина и вспоминал, что здесь служат мои однокурсники, с которыми я учился в семинарии. Все эти мысли закладывались в мое сознание. И еще один факт. В Великом Посту 2008 года, когда мы, священнослужители Копыльского благочиния, проходили Таиство Исповеди в СвятоДуховом кафедральном соборе, я встретился с одним монахом. Он, до этого не зная меня, подарил мне духовную книгу «Сказание о жизни и подвигах святого благоверного князя Александра Невского. Последование молебна с акафистом Святому благоверному князю Александру Невскому». Все эти факты дали повод задуматься. И я думал, молился, просил у Бога вразумления. Ведь служить в Кобрине – это еще и быть ближе к своим родителям, которые в то время уже были в преклонных летах, и их надо было все чаще и чаще навещать. И вот так, Богу содействующу, я стал нести послушание в Александро-Невском соборе г. Кобрина, в котором служу по сей день.

Вместо заключения
Жизненный путь каждого человека индивидуален и в некотором смысле уникален и неповторим. И жизненный путь благочинного церквей Кобринского района протоиерея Богдана Хомы, который в этом году составит уже шестьдесят лет, не является шаблоном и не может применяться к другим священнослужителям.  Сколько священников, столько, например, и ответов для каждого из них на столь часто задаваемые мирянами вопросы: «Что привело Вас к Богу? Что побудило пойти по пути священнослужительства?» И каждый из них интересен и даже в некотором плане поучителен. И не вписать его в одну фразу: «Я стал священником по призванию», и даже в некий биографический очерк, где будет подробно описан путь человека к познанию Бога, а потом и к выбору пастырского служения. Вот и в нашей статье об удивительной семье протоиерея Богдана Хомы и о его пути к Богу наверняка многое осталось «за кадром», ибо осталось в душах героев нашего повествования, а то, что творится в душе человека, известно лишь Всевышнему. Но в нашем рассказе об этих людях внимательный читатель наверняка отметил для себя немало поучительных моментов. А если назидательные слова Отца Богдана о том, что все события, происходящие вокруг нас, имеют промыслительное значение, сказанные им с высоты своих лет, кому-то еще покажутся неубедительными, откроем еще один интересный факт из жизни благочинного: день рождения у настоятеля Александро-Невского собора г. Кобрина выпадает на 6 декабря – День памяти Александра Невского.
Елена Курига