Кобрин-информ - Ваши интересы — в нашей газете

Опубликованно 13.08.2021

СЛУЧАЙНАЯ ПРОФЕССИЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Елена Плиско с детьми: Николаем, Ниной и Антоном

Как мы выбираем профессию, которая потом становится делом всей жизни? Кто-то ещё в детстве определяется с выбором и уже в школьные годы знает, кем будем, поступает в соответствующее учебное заведение, затем работает по избранной специальности и не представляет для себя иной жизни. А кто-то, получив среднее специальное или высшее образование, никогда не работает по специальности. А бывает и так, что человек попробует себя в разных сферах и только потом случайно обнаружит своё призвание и поступит в соответствующий вуз. Именно так и произошло в жизни бывшего директора Кобринского военно-исторического музея им. А. В. Суворова Нины Кладченко, которой 10 августа исполнилось 75 лет, 32 из которых отданы данному учреждению.

ТЯЖЁЛОЕ ДЕТСТВО

Родилась Нина в 1946 году в д. Борки Барановичского района. В это время там жили её родители Мефодий и Елена Плиско, которые были родом из Узденского района Минской области. Волей судьбы им пришлось переехать на Брестчину – для работы на спиртзаводе, куда отца Нины рекомендовали как опытного специалиста.

Затем были другие переезды – в деревни Молчадь, Линово, Патрики. Так семья Плиско оказалась на Кобринщине. Мефодий Плиско стал работать бухгалтером в совхозе «Патрики», там же ему выделили служебное жилье (ныне пос. Фруктовый).

Зарплата была небольшой, а в семье в то время уже было шестеро детей: четверо сыновей и две дочери, из которых Нина – самая младшая. Отец уволился из совхоза и начал работать заготовителем. Новая работа приносила больший доход, но была связана с постоянными командировками в Москву и Ленинград.

И вот в одну из таких командировок семью бывшего партизанского связного «вышвыривают» на улицу, жильё-то ведь было служебным. Уволился из совхоза – лишаешься жилплощади. Это случилось в сентябре 1953 года. Вернувшись, отец семейства соорудил шалаш, в котором прожили целый месяц.

Нина как раз пошла в первый класс. Возможности выполнять домашние задания не было. Отец принёс какой-то пенёк, который служил столом, но писать прописи на нём было нереально. «Вот поэтому у меня до сих пор плохой почерк», – говорит Нина Мефодиевна.

Кто знает, где бы пришлось зимовать, если бы не один случай. Классный руководитель сыновей подсказал, что в городе вскоре закончится ремонт в квартире, которую должны выделить тёще одного чиновника. От безвыходности семья Плиско решается на отчаянный поступок и в прямом смысле захватывает эту квартиру, пока глава семейства был на работе. Будущая настоящая хозяйка вызывает участкового милиционера, но трёхчасовая «борьба с захватчиками», в которой «мужественно» сражалась даже первоклассница Нина, ничего не дала. У участкового то ли закончилось терпение, то ли просто пожалел многодетную семью, но он ушёл со словами: «Разбирайтесь сами». В общем, они так и остались в новой двухкомнатной квартире. Правда, ордер на неё получили лишь через несколько месяцев.

Жизнь налаживалась, но случилась новая беда – пострашнее первой. В 1957 году в возрасте 46 лет во время хирургической операции в кобринской больнице умер Мефодий Плиско. Елена осталась одна с детьми. Выживать было тяжело, и поэтому в 1959 году самую младшую Нину было решено отдать в школу-интернат в Бресте. Там девочка училась с 7 по 11 класс.

По воспоминаниям Нины Мефодиевны, это было хорошее время, даже лучше, чем если бы она осталась в семье. По крайней мере, дома точно не было бы пятиразового сбалансированного питания, как в школе-интернате. Там были созданы и все условия для учёбы и культурного развития: кружки, посещение киносеансов, театра, визиты артистов и писателей. В школе-интернате дети-сироты жили вместе с такими же, как Нина, у которых были родители. После выпускного Нина и другие дети вернулись в свои семьи, а многих сирот педагоги школы либо усыновили-удочерили, либо просто приняли в свои семьи и помогали, чем могли. Об этом Нина Плиско узнала только на встрече выпускников 40 лет спустя.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Взрослая самостоятельная жизнь началась сразу после окончания школы. В июле 1964 года Нина уехала в Калининград, где к тому времени уже жили и работали её братья. После четырёхмесячных мытарств с пропиской и поиском работы девушка пыталась завербоваться на флот: манила морская романтика, навеянная книгами Джека Лондона, Вилиса Лациса и других писателей. Но хороший аттестат стал своеобразной страховкой от морской судьбы. «Девочка, тебе с твоим аттестатом здесь делать нечего. Пока я здесь сижу, ты в море не пойдёшь», – такие слова пришлось услышать Нине от работника порта.

Н. Плиско и А. Мартынов, 1978 г.

Н. Плиско и А. Мартынов, 1978 г.

В итоге она устроилась на работу в автопарк, где потом пришлось поработать на разных должностях – в столовой, в кассе, кондуктором.

Через год под влиянием писем от мамы и сестры Нина Плиско решает получить высшее образование. И не оставляя идеи с морем, подаёт документы на факультет судовождения и судоремонта в Калининградский технический институт. В приёмной комиссии над ней посмеялись, сказав, что на этот факультет девушек не берут, и предложили факультет ихтиологии и рыбоводства. При конкурсе три человека на место Нина поступила на заочное отделение, ведь помощи ждать было неоткуда и нужно было самой зарабатывать на жизнь и учёбу.

Для заочников, живших в Калининграде, занятия проходили по вечерам. В это же время Нина окончила курсы экскурсоводов, после чего стала водить экскурсии по городу, а также в Ригу, Таллин, Вильнюс. Профессия была выбрана случайно – лишь потому, что позволяла получать неплохой дополнительный заработок.

К концу второго курса Нина уже была замужем з

А. Мартынов, Я. Фридлендер и Н. Плиско

А. Мартынов, Я. Фридлендер и Н. Плиско

а Александром Фридлендером, сохранив при этом свою фамилию Плиско, и ждала ребёнка. В это время муж уезжает на работу в Ташкент, куда после сдачи сессии должна была отправиться и молодая жена. Но судьба распорядилась по-другому. Нина между экзаменами отправляется к маме в Кобрин, чтобы потом, вернувшись и сдав последний экзамен, последовать за мужем в Ташкент. Но по пути в автобусе начинаются преждевременные роды. Роженицу в Литве отправляют в роддом, где семимесячным рождается старший сын Сергей. Так сессия осталась несданной, а Нина приехала к маме значительно позже.

В Кобрине пришлось задержаться надолго, пока хоть немного подрастёт ребёнок. В это время, оставляя сына под присмотром матери, Нина несколько месяцев работала швеёй: пригодилась полученная на производственной практике в школе-интернате специальность швеи-мотористки 4 разряда.

Когда Серёже было 7-8 месяцев, молодая мама поехала с сыном в Ташкент к мужу. Почти через год устроилась на работу опять-таки в автопарк, в котором работала то диспетчером, то в кассе, была даже бухгалтером отряда из 80 человек. С работой справлялась без всякого на то образования.

И опять случайность – вместе с подругой пошла на курсы экскурсоводов. Параллельно с основной работой, благо, позволял график, водила экскурсии по Ташкенту, в Самарканд, Бухару и другие города. В это время Нина работала диспетчером автопарка 4-го главного управления Минздрава Узбекской СССР. Там же работал водителем и муж.

Молодой семье обещали выделить государственное жильё, но, пока Александр летал в Калининград за необходимой справкой, обещанную квартиру дали другому работнику. Муж сменил место работы, где ему вновь пообещали жилплощадь, но и там обманули.

Нина пыталась продолжить образование в Ташкенте, обошла все вузы города, но её нигде не хотели принимать. «Там всё было построено на взятках, давать которые не было возможности», – заверила Нина Мефодиевна. Распахнуть двери перед новой студенткой готово было лишь одно высшее учебное заведение – Ташкентский институт мелиорации и ирригации. Но молодая женщина не захотела туда идти. Так высшее образование было временно прервано.

Устав от мытарств в «недружелюбной» столице южной республики, Нина настоятельно заявила мужу о своём желании вернуться на родину. Таким образом, в конце 1971 года семья переехала в Кобрин.

Недолго думая, Нина сразу отправилась в Брестское бюро путешествий и экскурсий и устроилась на работу экскурсоводом. Самостоятельно изучив экскурс по Брестской крепости, водила там 4-часовые экскурсии. Привозила гостей и в кобринский музей. Именно здесь она познакомилась с директором музея Алексеем Мартыновым, который впоследствии пригласил её на работу.

При переходе на новое место Нина Плиско теряла в зарплате вдовое, но при этом не нужно было ежедневно ездить в Брест. А так как женщина к тому времени уже была беременна вторым ребёнком, муж настоял на смене работы. Так в 1972 году Нина Мефодиевна Плиско стала младшим научным сотрудником Кобринского военно-исторического музея им. А. В. Суворова. В этом же году родился младший сын Яков.

МУЗЕЙНАЯ МИССИЯ

Случайная работа в Калининграде и Ташкенте превратилась в дело всей жизни, потому что в музее Нина Мефодиевна проработала до самого выхода на пенсию.

Н. Плиско (в центре) на колоквиуме в Швейцарии, 1999 г.

Н. Плиско (в центре) на колоквиуме в Швейцарии, 1999 г.

Чтобы закрепить новую профессию, в 1974 году она поступила на исторический факультет Минского педагогического института им. М. Горького (теперь им. М. Танка). Поступила через 10 лет после окончания школы, без дополнительной подготовки, без репетиторов. На первом курсе как-то за один день сдала 3 экзамена, ведь надо было быстрее возвращаться к семье. Сергей в то время пошёл в первый класс, а Яше не было ещё и двух лет.

В кобринском музее Нина Мефодиевна стремительно поднималась по карьерной лестнице: в течение трех лет – младший научный сотрудник, следующие три года – старший научный сотрудник, а с 1978 года – директор, хотя высшее образование было получено только в 1979 году. На должности директора проработала 26 лет.

На посту директора Нина Мефодиевна сразу же принялась за строительство современного здания рядом с Суворовским домиком. Непростое это было время. Стройка то замораживалась, то вновь возобновлялась. К тому же частично пришлась она на период перестройки общества. В итоге в конце 1990 года новостройка была принята, но ещё практически весь следующий год приходилось устранять недоделки. К сожалению, оформление экспозиции продолжилось до 8 мая 1995 года. И опять-таки в непростой для страны период – развал СССР.

На «руинах общественного строя» приходилось отстаивать и новое здание, и название «Кобринский военно-исторический музей им. А. В. Суворова».

– Самыми дорогими для меня в то время стали звонки кобринчан, которые говорили: «Мы не отдадим наш музей, мы в нём выросли. Если надо, мы все придём и защитим его», – вспоминает Нина Мефодиевна.

А ведь действительно, музей Суворова был «колыбелью» многих кобринчан, которые детьми бегали в него по несколько раз в день, ведь до 1978 года вход в музей был бесплатным. Когда же здание открылось после реставрации в 1980 году, решением Министерства культуры уже была введена плата за входные билеты.

И вот наконец в 1995 году состоялось открытие нового здания музея – самое запоминающееся и самое приятное событие в жизни директора.

– Я сегодня по-настоящему чувствую себя счастливой, потому что возвращаю кобринчанам то, что 17 лет было спрятано от них, – сказала в своей речи на торжественном мероприятии Нина Мефодиевна.

И это правда. Ведь весь период строительства большинство экспонатов были «законсервированы» в подсобном здании.

Несколько раз директор музея Нина Мефодиевна Плиско порывалась уволиться, но каждый раз обстоятельства были выше её намерений. Такие мысли особенно атаковали после открытия нового здания, ведь свою музейную миссию женщина считала выполненной. А однажды её даже уволили по статье за якобы прогул, но через месяц директор по решению суда восстановилась в должности.

Алексей Мартынов (в центре) и Нина Плиско (2-я справа) с сотрудниками музея

Алексей Мартынов (в центре) и Нина Плиско (2-я справа) с сотрудниками музея

СЕМЕЙНЫЕ ПЕРИПЕТИИ

1995 год для Нины Плиско стал одновременно счастливым и скорбным. В этом году ушёл из жизни её муж Александр Фридлендер.

Через 5 лет Нина Мефодиевна решилась вступить во второй брак – с Юрием Кладченко. В этот раз она сменила свою фамилию на фамилию мужа. Однако ей снова суждено было стать вдовой – в 2016 году.

Сейчас Нина Кладченко живёт в одном доме (с разными входами) с семьёй младшего сына Якова Фридлендера. Старший сын Сергей живёт и работает в Москве.

У Нины Мефодиевны четверо внуков, причём младшего Александра – дедушкиного тёзку – знают не только в Беларуси, ведь он известный юный мотогонщик, который с 6 лет успешно участвует в соревнованиях, в том числе, международного уровня. Подрастает и правнучка Варя, внучка Якова. Ей всего 1 год и 7 месяцев.

Что же касается профессиональной преемственности, то сын Сергей в течение года после школы водил экскурсии в «мамином» музее. А вот семейную династию продолжила невестка – Наталья Фридлендер, жена Якова, которая работает в Кобринском военно-историческом музее им. А. В. Суворова научным сотрудником.

Елена Плиско с детьми: Николаем, Ниной и Антоном

Елена Плиско с детьми: Николаем, Ниной и Антоном

Н. Плиско (на переднем плане) встречает Патриарха Алексия II

Н. Плиско (на переднем плане) встречает Патриарха Алексия II

Нина Мефодиевна Кладченко всегда желанный гость в родном музее, безотказно участвует в его мероприятиях и заходит просто проведать.

Наталья Ефтифеева

Фоторепортаж