Кобрин-информ - Ваши интересы — в нашей газете

Опубликованно 06.10.2020

«ЛЮБОВЬ И ГОЛУБИ» ПО-КОБРИНСКИ

В 60-е годы разводить голубей было модно, поэтому в Кобрине они водились чуть ли не в каждом частном дворе. Сегодня голубятню встретишь очень редко. Кобринчанин Николай Куличик всю жизнь занимается голубеводством. Его дом по ул. Граничной легко узнать издалека – по нежному воркованию сидящих на крыше голубей. Проходя мимо, я частенько любовалась белыми, черными, сизыми и пятнистыми пернатыми. Мне всегда хотелось познакомиться с хозяином этих птиц, которые являются живым символом кротости и любви.

Зайдя во двор дома, я увидела, как со второго этажа голубятни по крутой лестнице мне навстречу бодро спускается немолодой мужчина. Узнав о том, что я хочу рассказать о его увлечении читателям газеты «Кобрин-Информ», он ответил, что уже 60 лет разводит голубей.

– А сколько же Вам лет?

– Я с 1947 года. Вот и считайте – уже 73. Мои родители переехали из Чернян в Кобрин, когда мне исполнилось пять лет. Я вырос в доме около пожарной части, а учился во второй школе. Скажу честно, что в те годы разве что только ленивые не держали у себя во дворе голубей. Помню, выйдешь на улицу, а там над крышами кружат целые стаи. Ох и красотища была! Сейчас мало кто из кобринчан этим увлекается. А вот многие россияне, которые покупают в нашем городе дома, обязательно строят у себя голубятню.

Николай Васильевич говорит, сколько себя помнит, всегда рядом с ним были голуби. Первую пару ему подарил отец друга Борьки, семья которого жила напротив. Несколько дней 13-летний мальчишка прятал голубей на чердаке, таская им тайком от родителей корм – горох, перловку и зерна пшеницы. Когда отец узнал об этом, то одобрил увлечение сына и даже помог ему смастерить во дворе голубятню.

– Нас в семье было пятеро – три брата и две сестры. Но ухаживать за голубями, разводить их и чистить голубятню мне больше всех помогал старший брат, который и сейчас, приезжая в гости, с удовольствием воркует с ними, как в старые добрые времена, – улыбается бывалый голубевод. – В 19 лет меня забрали в армию. Хорошо помню, что к тому времени над нашим домом летало уже семь пар голубей. Одних я купил, других – обменял, третьих – развел, и конечно, жаль было с ними расставаться. Однако через три года, когда я вернулся со службы, эти голуби встретили меня, сидя на крыше дома. И я до сих пор благодарен за это своим родителям.

В это время на плечо Николая приземляется черно-пегий голубь и тянется клювом ко рту. Мой собеседник зачерпывает пригоршню зерна и начинает тщательно жевать. Таким образом он кормит птенцов, заменяя им родителей, которых съели коршуны.

– Бывает, не успеешь зимним вечером выпустить голубей, тут же со стороны костела, как самолеты, налетают коршуны. И на тебе – двух-трех голубок уже нет. Что характерно, хватают и уносят они самых красивых самок да не оперившихся, еще глупых птенцов, которые не успевают от них скрыться. Часто попадают голуби и в лапы соколов. Что поделать, и хищным птицам кушать хочется, – вздыхая, сетует Николай Васильевич.

В это время с чердака доносится воркование. Человеку непосвященному кажется, что все голуби «говорят на одном языке». Но как объяснил опытный голубевод, на самом деле у каждой птицы свой ритм, тональность и частота. В ходе этой увлекательной беседы идем смотреть птичье жилище.

Поднявшись вверх ступенек пятнадцать, входим в просторную, светлую и на удивление чистую голубятню. Птицы оживляются, словно здороваются с хозяином, садятся на руки, окружают нежным теплым облаком. С одной стороны голубятни в несколько ярусов находятся около 50 небольших ячеек – своего рода гнезда. Как рассказывает Николай Васильевич, в период ухаживания голуби красиво воркуют и даже пританцовывают. У каждой из девятнадцати пар его голубей своя ячейка, которую они ни за что не перепутают. Самка может занять еще одну ячейку для откладывания яиц. Когда птенцы вылупятся, самец их докармливает до тех пор, пока они не слетят на землю, чтобы самостоятельно питаться. Напротив ячеек, от стены до стены, расположены жерди, на которых сидят голуби.

– В голубятне, бывает, я провожу весь день. Но это приятные хлопоты. Смотрю на птиц, и сердце радуется, – говорит Николай Васильевич. – Я встаю в 6 утра, делаю зарядку и пошел заниматься любимым делом – кормить голубей, общаться с ними – а это и умиротворение, и настроение. Два раза в день делаю уборку в голубятне, утром и вечером кормлю птиц, а когда появляются птенцы – кормить приходится чаще. Наблюдаю, кто и когда снес яйца. Дневник наблюдений, конечно, уже не веду – просто делаю надпись на самом яйце.

На пернатых Николай Куличик ничего не зарабатывает, держит птиц только для души. В основном сам их разводит, а при необходимости может обменяться с другими голубеводами или подарить тем, кто хочет последовать его примеру.

– О голубях я могу рассказывать бесконечно. Ведь это целый мир: столько видов и пород. Есть красные, белые, черные, бурые, желтые, рябые… Только зеленых нет, – смеется Николай Васильевич. – У меня в голубятне обитают николаевские высоколетные, бойные и почтовые голуби. Все они очень умные. Сколько у них мозгов? Чуть-чуть. А как они понимают. А Вы знаете, что у голубей отличное зрение? Они могут видеть не только семь цветов радуги, как люди, но и ультрафиолетовые лучи. Кстати, при правильном уходе и благоприятной обстановке голубь может прожить до 15 лет.

Героиня фильма «Любовь и голуби» Раиса Захаровна с сожалением произносит: «Меня всегда удивляло, как эти глупые птахи способны к нежности…» Это же мнение подтвердил и мой собеседник. Он рассказал, что если коршун унесет самку, голубь будет неделю сидеть в гнезде, ворковать, звать свою голубку. И только через полторы-две недели успокоится и будет искать себе другую подругу. А самочка, потеряв самца, может долго быть одна.

– У меня была очень красивая белая почтовая голубка, – рассказывает Николай Васильевич. – Я отдал ее голубеводу из Жабинки для разведения. Целый год он не выпускал ее на волю. Голубка дала три потомства. Будучи уверен, что после такого долгого времени самка не улетит, мужчина решил ее выпустить. И что вы думаете? Она кидает своих малых птенчиков и прилетает ко мне из Жабинки.

– Николай Васильевич, а как к Вашему увлечению относится семья и соседи? Голуби им не мешают?

– «Голуби – это святое, они даже изображены на иконах», – так любит говорить моя жена, когда ухаживает за ними в мое отсутствие. Мы ведь познакомились с Ядвигой летом в парке на танцах. Ей тогда было 19 лет, а мне уже 28. На следующий день я показал ей свою голубятню, а через четыре месяца мы поженились. Вот в сентябре исполнилось 47 лет, как мы вместе. У нас уже два взрослых сына и четверо внуков – Дашенька, два Артема и Максим, которые просто обожают наблюдать за голубями и слушать, как они воркуют. А что касается неудобства для соседей, то эти птицы никогда на чужие крыши не садятся. Наоборот, иногда чужой голубь может прибиться к моим голубкам.

Еще издревле люди считали, что воркующие голуби на крыше сулят благополучие, удачу, мир и счастливую семейную жизнь супругам, а также людям, которые живут в этом доме. С момента постройки дома по ул. Граничной над его крышей ежедневно парят голуби. Как признался мне в завершении нашей беседы Николай Васильевич, когда-то у него были породистые королевские голуби с двумя чубами, которых он держал для красоты. Эти пернатые не летают, а только ходят, как павлины. Он подарил их другу – голубеводу из Бреста. Сегодня у Николая Васильевича есть мечта – завести на своем участке хотя бы парочку павлинов, а все заботы о голубях передать одному из внуков, чтобы пернатые еще долгие годы приносили счастье в этот дом.

Маргарита Савчук