Кобрин-информ

Суббота, Янв 20th

Последнее обновлениеПт, 19 Янв 2018 1pm

Родителям на заметку: все, что нужно знать о проблемах с аденоидами

Частые простуды — не показание к удалению аденоидов, уверена главный внештатный детский ЛОР Беларуси.
Аденоиды остаются одной из топовых тем обсуждения в песочнице. Пока дети лепят куличики или снеговиков, мамы обмениваются мнениями и слухами: удалять или нет, а если удалять, то где и как лучше — с учетом опыта друзей и знакомых.

Sputnik аккумулировал основные «мамские» вопросы и задал их главному внештатному детскому оториноларингологу Минздрава, заместителю директора по клинической работе ГУ «РНПЦ оториноларингологии» Марине Песоцкой.
Когда идти к врачу и волноваться об аденоидах?
Прежде всего, надо понимать, что аденоидная, или лимфоидная ткань в носоглотке есть у всех детей, подчеркнула Марина Владимировна. Проблемой она становится только в том случае, если разрастается до такой степени, что у ребенка возникают сложности с носовым дыханием. Причем постоянные сложности, то есть ОРВИ нет, а ребенок дышит ртом.
«Основанием идти к врачу являются жалобы на постоянные, а не только во время насморка, нарушения носового дыхания, которые проявляются в первую очередь ночным апноэ во сне. Это такое затруднение носового дыхания, при котором ребенок плохо спит, просыпается, громко храпит. В результате нарушается оксигенация мозга, это может действительно плохо сказываться на развитии ребенка. Это то, что требует медицинского вмешательства», — объясняет врач.
Заместитель директора РНПЦ оториноларингологии, главный детский оториноларинголог Минздрава Марина Песоцкая.
— А как же частые простуды и отиты, которые, как считается, могут быть следствием гипертрофии аденоидов?
— Это распространенное заблуждение — и родителей, и нередко неопытных докторов. Они ошибочно полагают, что аденотомия может помочь при частых простудных заболеваниях. Часто бывает, здоровый ребенок идет в детский сад и начинает болеть. Первым делом в такой ситуации родители в песочнице и неопытный доктор говорят: «А что ж здесь может быть?! Конечно, аденоиды. Давайте их немедленно удалять». Но чаще всего в этой ситуации аденотомия как раз и не поможет. Наоборот, может еще и ослабить ребенка, потому что это вмешательство выполняется под наркозом, это хирургическая травма, стресс, который не будет способствовать укреплению иммунитета.
А проблема в том, что у ребенка, когда он идет в сад, начинается формирование иммунитета навстречу микрофлоре, к которой он не привык. Естественно, он заболевает. Для того чтобы этот иммунитет правильно сформировался и в дальнейшем не было проблем, рекомендуется первые три болезни при поступлении в сад переносить следующим образом: ребенок заболел, через неделю выздоровел, но в сад он идет только через месяц. Потому что восстановление организма происходит в эти сроки. Понятно, что это не всем удается сделать в силу ряда причин. Но это именно тот путь, который приводит к формированию хорошего иммунитета.
И только в том случае, если у ребенка в здоровом состоянии есть выраженное препятствие носового дыхания, выражена большая степень аденоидов, тогда следует говорить о проведении хирургического или консервативного лечения.
Новые протоколы диагностики проблем с аденоидами
— Давайте поговорим о диагностике. Есть три степени гипертрофии аденоидов: первая, вторая и третья. Хирургическое лечение, если верить специализированным медицинским ресурсам, нужно тем, у кого аденоидная ткань разрослась до второй-третьей степени таким образом, что она перекрывает практически весь задний носовой ход. Насколько существующие сейчас методы диагностики позволяют исключить субъективный фактор — ощущения конкретного доктора — в выборе стратегии лечения? Потому что нередко приходиться слышать о ситуациях, когда мамы, опасаясь решиться на хирургическое лечение, начинают ходить и консультироваться у других, третьих, четвертых специалистов.
— Помимо размера (объема) аденоидных вегетаций, для определения тактики лечения важно также и строение носоглотки. Потому что строение носоглотки может быть таким, что даже небольшой объем лимфоидной аденоидной ткани будет препятствовать носовому дыханию. В ситуации узкой носоглотки хирургическое вмешательство не даст ожидаемого эффекта. Поэтому для того, чтобы поставить правильный диагноз и выбрать правильную тактику лечения, необходимо сделать рентген носоглотки. Это золотой стандарт.
Другие методы осмотра, которые применяют врачи, — осмотр через передние носовые ходы, задняя риноскопия, которую, к слову, можно выполнять только достаточно взрослым детям, потому что это требует сознательного участия ребенка в процедуре. Есть еще эндоскопия носоглотки, но и она имеет недостаток — мы можем определить консистенцию аденоидов, степень их увеличения по вертикали, но, к сожалению, не можем определить истинные размеры носоглотки. В результате может быть совершена тактическая ошибка: мы пойдем на хирургическое вмешательство, а ожидаемого эффекта не получим. Наконец, есть пальцевое исследование носоглотки, но это, я бы сказала, очень жесткий метод: это когда доктор через носоглотку засовывает палец и таким образом определяет размер аденоидов.
Но самое главное, что все эти методы, кроме рентгена носоглотки, являются субъективными. Поэтому мы считаем, что оптимальный, безболезненный для ребенка метод исследования — это боковая рентгенография носоглотки. Здесь, кто бы ни смотрел, степень гипертрофии аденоидов выставляется по одинаковому принципу. Должна сказать, что этот диагностический прием уже вписан в новые протоколы. Они сейчас находятся на стадии утверждения в Минздраве.
Для лечения аденоидита совсем не обязательно сразу делать операцию — сегодня есть другие эффективные способы
— Изменились ли как-то подходы к лечению этой патологии за последнее время? Появились ли у медицины новые возможности, которые позволяют в ряде случаев отложить или отсрочить хирургическое решение проблемы с аденоидами?
— Подходы к лечению за последние 10 лет изменились, появилось консервативное лечение с применением местных кортикостероидов. Оно довольно эффективно. До этого мы применяли гомеопатические препараты. Сейчас тоже порой приходят пациенты, которые говорят, что им назначили гомеопатическое лечение. Но ни до применения кортикостероидов, ни сейчас мы от гомеопатических препаратов эффекта не видим. Поэтому сейчас в протоколах такое лечение не предусмотрено. Врачи с авторитетом этот метод лечения не назначают.
Удалять, не дожидаясь…
— Насколько повысились шансы у маленьких пациентов и их родителей избежать операции с появлением кортикостероидов? Иными словами, какова их эффективность?
— Консервативное лечение в виде назначения местных глюкокортикоидов может назначаться детям с двух лет. В 50−70% случаев оно дает результат. Причем такое лечение помогает и при увеличении аденоидов, и при хроническом аденоидите — воспалении аденоидной ткани в носоглотке. Аденоидит, в отличие от обычной гипертрофии, сопровождается помимо затрудненного носового дыхания еще и выделениями разного характера: слизистыми или чаще гнойными. Это состояние может сопровождаться повышением температуры, но главное — в отличие от гипертрофии аденоидов — острый аденоидит всегда лечится только консервативно.
Но и в случаях гипертрофии аденоидов чаще всего начинать нужно тоже с консервативного лечения. Тем более что до трех лет аденоиды участвуют в формировании иммунитета, и удаляют их до 3 лет только по абсолютным показаниям, таким как ночное апноэ во сне на фоне гипертрофии аденоидов 3 степени.
А вот уже после трех лет, если мы видим, что аденоиды большие, можно предлагать хирургическое лечение. Но опять же — показаниями к хирургическому лечению является большая степень аденоидов и наличие симптомов ночного апноэ во сне. По подходам, которые применяются во всем мире, это единственное показание к аденотомии. Не частые отиты, тем более не частые болезни. А именно ночное апноэ во сне — остановка дыхания.
— Если хирургического лечения не избежать, на какую операцию по удалению аденоидов лучше решаться — под общим наркозом или, чтобы минимизировать нагрузку на детский организм, под местным? Рынок и медцентры предлагают решить проблему разными способами? Как выбрать?
— На мой взгляд, оптимальный вариант — его используют и в нашей клинике вот уже более 10 лет — это выполнение аденотомии под общей анестезией с эндоскопическим контролем. Рецидивы при операции, проведенной таким образом, бывают крайне редко. Рецидивы в последние 10 лет в принципе случаются редко, и только в тех случаях, когда операция проводилась под местным обезболиванием. Такая операция выполняется, по сути, вслепую при достаточно активном сопротивлении ребенка. Естественно, что в таких условиях сделать аденотомию качественно сложно.
При этом такую аденотомию продолжают практиковать — в том числе и в нашей больнице. Хотя я не понимаю ни этих докторов, ни этих родителей. Я считаю, что это травматично для ребенка. И рецидивы чаще, и кровотечения чаще бывают. Но самое интересное, что родители этого хотят.
На консультацию к специалистам РНПЦ оториноларингологии приводят немало детей разных возрастов
Пару слов скажу об удалении аденоидов при помощи лазера. Эту методику предлагают в некоторых медцентрах. Но это своего рода обман, коммерческая тактика. На самом деле удаляют аденоиды обычным способом, а лазером прижигают. И никаких преимуществ, кроме недостатков, при лазерном удалении аденоидов нет. Во-первых, при таком способе удаления аденоидов увеличивается длительность пребывания ребенка под наркозом. А во-вторых, лазер может вызвать рубцевание, а рубцевание в носоглотке может приводить к таким последствиям, как рубцевание слуховых труб и, как следствие, отиты, которые вылечить практически невозможно. Поэтому мы не приветствуем лазерное удаление.
Есть еще удаление при помощи шейвера — это хороший способ. Но такое оборудование есть не везде. И глобальной разницы между удалением шейвером и обычным аденотомом нет.
Можно ли защититься от гипертрофии аденоидов
— Можно застраховаться от этих проблем — гипертрофии аденоидов и аденоидита? Возможно ли в этом случае говорить о какой-то профилактике?
— Есть анатомические особенности — склонность к гипертрофии лимфоидной ткани. Она передается по наследству. И если такое было у родителей в анамнезе, то вероятность, что у ребенка будет такая же проблема, очень высока.
Потому в данном случае речь идет о наследственности. Особой профилактики здесь быть не может, поскольку человек не может быть изолирован от общества. А контакт с новой микрофлорой наверняка вызовет реакцию.
— Масштаб проблемы с учетом того, что число аллергиков растет, меняется? Больше ли становится у вас пациентов с гипертрофией аденоидов?
— Я 30 лет работаю с детьми и сталкиваюсь с этой патологией. И не могу сказать, что пациентов стало существенно больше. Да, аллергиков стало больше. Таким пациентам мы всегда рекомендуем вопрос целесообразности аденоидов согласовать с аллергологом. Но количество таких детей среди общей массы пациентов, у которых диагностируют гипертрофию аденоидов, составляет порядка 20%.
— Когда мамам можно будет сменить тему разговоров в своем кругу и смело выдохнуть — переросли? Вообще, стоит ли стремиться — дотянуть без операции и перерасти?
— По законам природы считается, что тенденция к уменьшению лимфоидной ткани, связанная с взрослением, начинается после семи лет. Но реально говорить о том, что аденоиды начнут уменьшаться, скорее с 10−12 лет.
Но тут тоже надо разумно подходить. Ждать так долго, если ребенок плохо спит, если у него рецидивируют отиты и при этом есть большие аденоиды, а врачи при этом говорят «удаляйте», нельзя. Неразумно в этой ситуации, на мой взгляд, говорить, что «ему пять лет, через два года все должно уменьшаться». Два года для ребенка это очень большой срок.
— Что бы вы посоветовали сомневающимся родителям — тем, кому доктор рекомендует удаление аденоидов, но они начитались статей в интернете и опасаются последствий из-за наркоза, аллергии. Как быть в этой ситуации?
— Доверять врачам. Конечно, окончательное решение принимает родитель. Наличие аденоидов, жалоб — не подразумевает экстренного вмешательства. Заставлять и стращать в этой ситуации врач не будет. Действительно, есть родители, которых не уговорить. Им объясняешь: «Вам поможет, будет эффект, вы будете довольны результатом», а они: «Нет, мы только в крайнем случае». А вот что каждый для себя считает крайним случаем?
В крайности впадать нельзя. Ни в этом, ни в обратном случае, когда врач говорит, что вам это не поможет, а родитель настаивает: «Делайте. Я хочу». Каждый случай индивидуален, и здесь должен быть консенсус врача и родителя. То есть все-таки стоит следовать рекомендациям авторитетного доктора, а не полагаться на то, что написано в интернете или услышано на лавочке.