Кобрин-информ

Вторник, Дек 12th

Последнее обновлениеСб, 09 Дек 2017 6pm

Княгиня Ольга Романовна — великая женщина древнего времени (продолжение)

Князь Василько Константинович Ростовский
Историческая реконструкция на Княжей Горе
Герб Ляхчиц

Начало
Как это обычно случается, к важному выводу, который ранее не осознавал, приходишь неожиданно. Несмотря на то что этот факт лежит на поверхности, только сейчас стало понятно, что история города Кобрина в отличие от других древних городов Беларуси больше связана с женщинами, а не мужчинами.

Княгиня Ольга Романовна, кобринские княгини Ульяна, Анна, Феодора, королева Бона, Анна Ягелонка, Констанция (Анна) Австриячка. Даже находясь в тени мужей, братьев и сыновей, они оказали огромное влияние на исторические процессы в Кобрине. Начнем с княгини Ольги Романовны – с ее именем связано первое упоминание о Кобрине.

ВНИМАТЕЛЬНО ЧИТАЯ «ПОВЕСТЬ…»

Читая «Повесть о Владимире Васильковиче», встречаем летописца в местах и ситуациях, куда постороннему человеку проникнуть было невозможно. Тогда кто этот человек? В 1287 году тяжело больной Владимир Василькович оставляет столицу под надзором придворных бояр и епископа Марка, едет в свою первую резиденцию, в Любомль, в сопровождении жены, которая будет с ним неразлучно до самой смерти его. Из Любомля они едут в Бересте и, пробыв там два дня, направляются во вторую резиденцию – Каменец.

Летопись сопровождает больного князя. Летописец записывает разговор Владимира Васильковича с женой о княжьем завещании, не предназначенный для чужих ушей. Так кто же этот летописец?

В Каменце-Русском Владимир Василькович долго лежал в своей болезни в княжьих палатах, о которых в наше время напоминает лишь горка к северу от нынешней гимназии. Жена Ольга с ним. Из Каменца-Русского едет в Рай на Волыни, где князь вручает две дарственные грамоты. Одну грамоту о даровании земли своей и городов после смерти – двоюродному брату князю Мстиславу Луцкому; вторую – княгине Ольге о даровании ей города своего Кобрыня с людьми и данью, а также сел Городел, Садовое, Сомино, монастыря св. Апостолов с селом Березовичи. Как видим, и тут находится Ольга. Последний путь завершается в Любомле.

В октябре 1288 года Владимир Василькович просит Ольгу провести переговоры без свидетелей с польским послом Яртаком. Присутствуют князь Владимир, княгиня Ольга, Яртак. В летописном тексте цитируется этот разговор. Так кто его записал?

Чрезвычайно подробно описаны последние дни и смерть князя в Любомле 10 декабря 1288. Напомню, вся элита княжества осталась во Владимире-Волынском, с князем были только дворовые слуги – и княгиня Ольга Романовна. Подробно описаны и внутренние переживания княгини, которая «не могла успокоиться», пока иерархи не дали приказа открыть княжеский гроб, в результате чего выяснилось, что тело Владимира Васильковича сохранилось нетленным. Так, не слишком ли часты совпадения? На основании этих фактов исследователи справедливо предполагают, что именно княгиня Ольга была автором «Повести о Владимире Васильковиче»?

В канву таких уникальных и исключительных для средневековой истории фактов вписывается и завещание мужа, по которому Ольга получила во владение несколько сел и город Кобрынь. Основанные на предании о Княжей Горе возле дер. Ляхчицы, в котором упоминаются и княгиня Ольга, и князь Владимир, наши предположения о том, что Ольга Романовна не зря получила Кобрынь и ехала в наш город жить, находят и научные подтверждения. Так, украинский исследователь С. Синюк пишет: «Со значительной вероятностью можно предположить, что именно в Кобрынь княгиня перебралась около 1290 года. Возможно, этому предшествовал некий конфликт с наследником князя Владимира Мстиславом. И именно Ольга сохранила контроль над летописью, иначе ничем нельзя объяснить прерывание жизнеописания Мстислава прямо на середине.

Создается впечатление, что последние строки летописи писались вообще за пределами Владимиро-Волынского княжества. Записи о смерти Пинского и Степанского князей звучат, как донесенные издалека вести, а попасть в кодекс княгини Ольги они смогли именно потому, что Степанское и Пинское княжества расположены недалеко от Кобрина». Память об Ольге и ее могила на Княжей Горе многие столетия сохранялись местными жителями. Как рассказывают ляхчуки, к княгине обращались с просьбами о помощи, в частности о спасении от волков. В Ляхчицах очень распространено женское имя Ольга.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Сейчас в Каменце краевед Георгий Мусевич, художник Михаил Максимович, усилиями которых был установлен памятник князю Владимиру возле Каменецкого Свято-Симеоновского храма, а в самой церкви — памятная доска (помимо этого Михаил Максимович написал образ Владимира Иоанна Васильковича), предложили рассмотреть вопрос о канонизации Благоверного и Благочестивого князя Владимира Иоанна Васильковича как местнопочитаемого святого. В настоящее время идёт сбор подписей в поддержку этой мысли.

Как мы видим, не только Каменцу есть кем гордиться, чьим именем называть события, организации, географические объекты (например, улицы города). Надеемся, что поддержка многовековых народных традиций и памяти князей не ограничится в Кобрине установкой скульптурной композиции «Княгиня Ольга и князь Владимир-Иоанн Василькович», и в следующем году при поддержке руководства района на могиле княгини Ольги Романовны, которая находится на Княжей Горе, на освященном 22 июля 2012 года кресте будет установлена памятная доска с информацией о народном предании. Думается также, что почитаемое историческое место будет включено в районные туристические маршруты, чтобы и кобринчане, и гости смогли посетить могилуи почтить память великой женщины древнего времени.

Ведь это и есть историческая память народа.

Материал предоставлен Юрием Борисюком