Кобрин-информ

Пятница, Июнь 22nd

Последнее обновлениеПт, 22 Июнь 2018 3pm

«Дела давно минувших дней …»

В этом году наш город отметил знаменательную дату – 730-летие первого письменного упоминания города Кобрина на страницах летописной истории. Эта дата дает повод заглянуть в глубь веков и вспомнить имена и события, с которыми тесно связано первое летописное упоминание Кобрина.

 

* * *
На одной из страниц древней Ипатьевской летописи есть запись завещания, которое составил князь Владимир Василькович в 1287 году: «Се аз, князь Володимер, сын Васильков, внук Романов, пишу грамоту: дал есмь княгине своей по своем животе город свой Кобрынь и с людьми и с данью, како при мне даяли, тако и по мне ать дають княгине моей…». Именно в этой записи впервые встречается упоминание о Кобрине как об уже сложившемся городе на севере Волынской земли.


Возникновение города Кобрина теряется в глубине веков. На острове, который был образован дельтой речки Кобринки в месте впадения ее в Мухавец, издавна существовало небольшое поселение. Предание гласит, что один из потомков киевского князя Изяслава, который владел этими землями, во время охоты увидел поселок и задержался в нем на отдых. Оценив выгодное в оборонительном отношении размещение острова, князь решил заложить на нем город, что в те времена означало возведение какого-либо укрепления.
Волынская земля издревле переходила из рук в руки, будучи владением кого-либо из князей древнего рода Рюриковичей. Талантливый и яркий политик, князь Даниил Романович после ожесточенной борьбы с другими князьями в середине ХIII века объединил под своей властью всю Юго-Западную Русь. Ко времени его правления относится культурный подъем Галицко-Волынского княжества, значительное распространение получают книжное дело и особенно летописание. Именно в этот период складывается Галицко-Волынская летопись, которая впоследствии войдет составной частью в Ипатьевский список.
Князь Владимир Василькович, который приходился племянником Даниилу Романовичу, владел Кобрином во второй половине ХIII века и был известен как строитель оборонительных сооружений на севере Волынской земли. Ипатьевская летопись отмечает, что в 1275-1276 годах Владимир Василькович построил на подступах к Берестью одну сторожевую башню, другую – на реке Лесной, а у подножия этого «столпа каменного» заложил город «…и нарече имя ему Каменец». Сегодня мы можем гордиться дошедшей до нашего времени красавицей-башней в Каменце, возведенной по воле князя.
Волынский летописец подробно повествует о событиях последних лет жизни князя Владимира Васильковича, которого описывает так: «Се благоверный Князь Володимер ростом был высок, плечами велик, лицом красен, волосы имел желты кудрявы, бороду стриг; … глаголаше ясно от книг, зане бысть Философ велик, … кроток, смирен, правдив, не мздоимец, не лжив». Давая князю характеристику, летописец отмечает, что он был многоразумный книжник и философ. Кроме того, князь владел большой библиотекой и сам переписывал книги. Не зря за особенную по тем временам ученость летописец уважительно называет князя философом.
Из той же летописи узнаем, что Владимир Василькович не напрасно беспокоился о наследстве, поскольку четыре последних года своей жизни страдал тяжелым недугом. Не имея детей, он в духовном завещании объявил своим наследником брата Мстислава. При этом не забыл князь и свою жену княгиню Ольгу, которой после своей смерти завещал город Кобрин с людьми и данью. Именно благодаря этому завещанию Кобрин впервые был зафиксирован на страницах летописи.

Умер князь Владимир Василькович в Любомле 10 декабря 1289 года. Волынский летописец так описывает это событие: «Преставление его бысть в Любомли городе в лето 6797 декабря 10 дня. Княгиня же его со слугами дворными, омывше его, и увиша его оксамитом с кружевом, и возложивше его на сани, и повезоша до Володимира. Горожане же от мала и до велика с плачем великим проводиша своего господина». Погребение князя состоялось во Владимире в церкви Святой Богоматери.

* * *
Все эти подробные сведения о жизни князя Владимира Васильковича и его предков запечатлены на страницах Ипатьевской летописи. А что знаем мы о самой летописи, об этом бесценном источнике информации по истории Юго-Западной Руси XIII века? Ипатьевская летопись – древнейший памятник южнорусского летописания. Летопись получила название по местонахождению ее списка в Ипатьевском монастыре города Костромы. Ипатьевский список начала XV века, открытый российским историком Н.М.Карамзиным, восходит к южнорусскому летописному своду конца XIII века. Ипатьевская летопись по составу разделяется на три части: первая – «Повесть временных лет» до 1117 г.; вторая – Киевский свод конца XII века; третья – галицко-волынские летописные записи, которые охватывают события с 1238 до 1292 года. Именно в этой, третьей части, мы и встречаем упоминание о Кобрине. Отличительной особенностью Ипатьевской летописи является светский характер ряда рассказов, многие галицко-волынские записи отличаются ярким, образным языком, поднимающим летопись до уровня поэтического произведения.
Известный исследователь летописей историк Н.М.Карамзин в своей книге «История государства Российского», которая вышла в свет в 1816 году и в дальнейшем неоднократно переиздавалась, так писал об обстоятельствах находки списка Ипатьевской летописи: «В 1809 году, осматривая древние рукописи покойного Петра Кирилловича Хлебникова, нашел я два сокровища в одной книге: Летопись Киевскую, известную единственно Татищеву, и Волынскую, прежде никому не известную. Через несколько месяцев достал я и другой список их: принадлежав некогда Ипатьевскому монастырю, он скрывался в библиотеке С.Петербургской Академии Наук между Дефектами. Хлебниковский список должен быть XV или XVI, Ипатьевский XIV века».

* * *
Именно там, в библиотеке Академии Наук в Санкт-Петербурге в отделе рукописной и редкой книги и хранится по сей день этот бесценный документ. Кто знает, смогли бы мы когда-нибудь увидеть первую запись о Кобрине, если бы не внимательное отношение к истории города основателя Кобринского военно-исторического музея им.А.В.Суворова Алексея Михайловича Мартынова и продолжательницы его дела Нины Мефодиевны Кладченко. Первая фотокопия завещания князя Владимира Васильковича, в которой упомянут Кобрин, появилась в музее еще в начале 1950-х годов и долгое время была единственным фрагментом Ипатьевской летописи, доступным для чтения. Но накануне 700-летнего юбилея города, в 1986 году из Академии Наук СССР в Кобринский музей поступили фотокопии еще двух листов той же летописи, которые позволили составить более полную картину окружающих это известие событий.
Сегодня фрагмент Ипатьевской летописи, в котором под 1287 годом впервые читается название «Кобрин», представлен в экспозиции Кобринского музея в зале, который повествует о самом раннем периоде в истории нашего города. И пусть это не оригинал, а лишь фотокопия, но даже она позволяет почувствовать некоторый трепет от соприкосновения с «делами давно минувших дней, преданьями старины глубокой».

* * *
В 2009 году в Кобрине на улице Суворова был установлен памятник в честь первого летописного упоминания города, который часто по ошибке называют памятником основателям Кобрина. Скульптурная группа, выполненная художником Александром Лыщиком, незримыми нитями соединяет седую древность и наше время. Из глубины веков, с высоты времени взирают на потомков князь Владимир Василькович и княгиня Ольга Романовна. В дуновении ветра едва различимы слова из древнего свитка: «Се аз, князь Володимер…»
Е.В.Бабенко, директор Кобринского военно-исторического
музея им.А.В.Суворова