Кобрин-информ

Вторник, Дек 12th

Последнее обновлениеСб, 09 Дек 2017 6pm

Крестьянский бунт в Городце, или Начало больших событий

БССР. Городец. Учащиеся Городецкой школыДостоверно известно, что самая старая деревня Кобринщины – Городец – впервые упоминается вместе с Кобрином в 1287 году. Это связано с тем, что волынский князь Владимир Василькович, бронзовое изваяние которого украшает сегодня центральную площадь нашего города, в духовной грамоте завещал Городец, как и Кобрин, своей жене Ольге Романовне, о чём имеются соответствующие записи. Однако есть мнение, что запись в летописи под 1142 годом тоже относится к нашему Городцу, а значит, поселение имеет давнюю и богатую историю.

С 1566 года Городец числится в Брестском воеводстве Великого Княжества Литовского. Уже тогда в селе было пять улиц и православная Ильинская церковь. А в 1589 году королева Анна Ягеллонка даровала Городцу Магдебургское право, которым небольшое местечко владело наряду с Брестом и Кобрином. Привилегии на Магдебургское право чрезвычайно ценились его обладателями, так как оно определяло основные черты самоуправления.

К 1633 году в Городце было 222 домовладения, церковь и костёл. Но в 1711 году в наших краях случился сильный людской мор, унёсший около 50% населения. Не пощадил он и Городец. К 1784 году завершается строительство водной магистрали – Королевского канала, на открытие которого в Городец приезжал сам польский король Станислав Август Понятовский. В 1876 году из соседнего села Камень-Шляхецкий в Городец перевозят деревянную церковь. Этот Свято-Вознесенский храм становится вторым по счету в деревне. Всего же в местечке на тот момент было две синагоги, школа, четыре магазина, три заезжих двора, две ветряные мельницы, сыроварня, костёл и своя православная церковь, которая из-за многочисленности населения перестала вмещать прихожан. Для решения этой проблемы жители Городца и воспользовались храмом соседнего села. Благо, что жители Камень-Шляхецкого строили у себя новый, более просторный храм, а свою старенькую церковку передали соседям.

Вокзал в Городце, середина 30-х гг. ХХ века.ШколаГородец. Мост через Королевский каналЖилой дом в ГородцеКостел в Городце. Фото 1934 г.Ежегодно в день Святой Троицы в местечке проходили шумные базары. В 1897 году через Городец прошла железнодорожная магистраль. В 1905 году насчитывалось почти 3000 жителей.

ПОД КРЫЛОМ РОССИЙСКОГО ОРЛА

В результате раздела Речи Посполитой между Россией, Австро-Венгрией и Швецией Городец с 1795 года входит в состав Российской империи. Вначале эти земли входят в состав Слонимской губернии, через год переходят к Литовской губернии, с 1801 года относятся к Литовско-Гродненской, а с 1840 принадлежат Гродненской губернии.

Вместе с установлением российских законов началась активная русификация населения. Униатские церкви вытеснялись православными. Крепостные крестьяне и простой народ молча подчинялись. Шляхта в большинстве своём не поддержала факт присоединения к России, как не разделяла она и фактов гонения на католическую церковь. И только необходимость доказательства перед новой властью дворянского происхождения и сохранение своих земель и недвижимости вынуждает их выражать лояльность по отношению к правительству. В первые годы Россия ввела на наших территориях льготы крестьянству по уплате подушного налога. Затем всё это было отменено вместе с Магдебургским правом и значительно увеличены налоги в доход нового государства.

Какие же повинности существовали? Был широко распространён оброк, то есть денежная или товарная уплата. Процветала барщина как форма экономической зависимости крестьян от помещиков. Это был физический труд, идущий в счёт суммы долга за аренду земли. В качестве примера приведу информацию из «Ревизской сказки» за 1816 год Литовско-Гродненской губернии Новогрудского уезда, в которой были обозначены следующие повинности крестьян:

«Пригон в неделю со двора с упряжью – 3, пеших – 3.
Добавочная повинность: починка дорог, гребель, мельниц и т.д. – столько, сколько нужно.
Подводы с лошадью – исполняется крестьянами.
Сторожевство – по неделе, крестьяне, по очереди.
Ночной караул – по очереди.
Сборы: каждый крестьянин обязан отдать в помещицкий двор каплунов (специально откормленных петухов) – 2, яиц – 15, с плодоносящих пчёл половину мёда и воску.
Денежная повинность: за десятину земли – 3 рубля серебром, огородникам – 1,5 рубля.
Кроме этого, на крестьян возлагается также уплата государственных податей.
Мельники и огородники должны выкормить для помещичьего двора одного вепря (кабана) и молоть дворовой хлеб бесплатно.
За лекаря и ординатора крестьяне платят раскладно.
Возраст работающих от 12 до 60 лет».

Факты впечатляют и красноречиво свидетельствуют о подневольном положении белорусских крестьян перед лицом новой власти.

КРЕСТЬЯНСКИЙ БУНТ

В книге «Память. Кобринский район» есть одна строчка: «Крестьяне Городца отказались давать помещику оброк…». Событие датировано 1820-м годом. Истинную картину произошедшего пришлось собирать долго и по крупицам.

Конечно, такого притеснения крестьяне до третьего раздела Речи Посполитой не знали, вот и взбунтовались. Случилось это, по сведениям Брестского областного архива, осенью 1823 года, так как выплатить подати, которыми обложили крестьян, в Городце было не под силу. С 1816 года имением Городец с 599 крепостными (учёту подлежали только лица мужского пола) владел помещик Франц Вретт (в областном архиве эта фамилия значится как Вредт). Похоже, он купил это имение у сына А.В.Суворова Аркадия или у кого-то из его приближённых, которым эти земли могли быть подарены Аркадием Александровичем, как он любил это делать, подтверждая свою щедрость письменно.

Усмирять бунтовщиков приехал урядник. Арестовал двоих зачинщиков: Фёдора Ильюкевича и Войцеха Кадницкого. Кстати, потомки семьи Ильюкевич и сегодня проживают в Городце. На следующий день крестьяне решили освободить своих товарищей, а поскольку собралось их человек 150, это было расценено как новое неповиновение. Урядник запросил из Кобрина помощь.

В Лепесах в казармах на то время стоял гусарский полк. К вечеру в Городец прибыло 50 человек военных. Наутро на площади местечка был собран весь проживающий там люд. Началась публичная «казнь» – наказание в виде избиения розгами, где каждый причастный получил от 7 до 25 ударов. Больше всего досталось первым задержанным и ещё Семёну Ильюкевичу и Ивану Пётуху. После публичных наказаний было задержано ещё восемь крестьян. Без суда и следствия 12 крестьян из Городца отправились по этапу в Сибирь на пожизненное поселение. Об этом в «Губернских ведомостях» писал сам губернатор Литовско-Гродненской губернии статский советник Михаил Фадеевич Бутовт-Анджейкович, бывший в должности с 1817 по 1824 год и владевший имением Баландычи, находившимся недалеко от Иванова, тогда Кобринского уезда. Видно, сильно напугал его крестьянский бунт, так как вскоре он лично выехал в Городец, чтобы посмотреть на нашумевшее местечко.

ВАШЕ ВЫСОКОРОДИЕ, ГОСПОДИН ГУБЕРНАТОР!

Губернатор Михаил Фадеевич Бутовт-Анджейкович (1778-1830) был выходцем из дворян Гродненской губернии фамильного герба «Гриф», католического вероисповедания. В 1794 году в звании майора кавалерии польских войск принимал участие в восстании Т. Костюшко (участвовал в захвате Вильно и Праги, в сражении под Слонимом). Уволен со службы самим королём Станиславом Августом Понятовским, после чего примкнул к русским. С 1795 по 1797 год служил у губернатора Новороссии Тутолмина в секретном отделе «французского диалекта». В 1800 году стал заседателем гродненского городского суда. Затем в чине асессора нес службу в одном из департаментов Литовско-Гродненского главного суда, а в 1808-1810 годах возглавил его.

В 1812 году вначале встречал входящих в Гродно поляков и французов, а затем с почестями отряд Дениса Давыдова. В 1813-1816 годах занимал должность гродненского губернатора. После победы над Наполеоном возглавил комиссию по сбору сведений о потерях Гродненской губернии в военных баталиях. Он содействовал восстановлению Кобрина, пострадавшего во время боевых действий. Может быть, будучи в наших краях и присмотрел, а затем и купил себе находившиеся неподалёку Баландычи, хотя вполне вероятно, что это было его родовое гнездо. В историю вошёл как российский государственный деятель, которого боготворили и проклинали. Долгое время Михаил Фадеевич Бутовт-Анджейкович контролировал взыскание недоимок и налогов, поддержание порядка, снабжение российских войск. Он налаживал почтовую службу, работу земской полиции, подготовил открытие губернского правления.

За «отличное усердие» при организации снабжения продовольствием Литовского особого корпуса получил «монаршее благоволение» цесаревича Константина. Под его губернаторским началом в Гродно в 1820 году начала действовать губернская типография, открылась школа взаимного обучения по методу Ланкастера, сам он в 1821 году исполнял обязанности магистра кафедры гродненской масонской ложи. В период его губернаторства началось строительство Августовского канала, был составлен проект перестройки здания больницы Доминиканского монастыря под дом благотворительности. В 1825 году дворянство Гродненской губернии преподнесло Анджейковичу адрес с выражением признательности за «попечительное и благоразумное управление губернией», а в 1827 году он ушёл в отставку в связи с возбуждением над ним следственного дела за неправильное расходование земских сумм... С 1830 года жил в Санкт-Петербурге, где и скончался.

Нина Марчук, краевед

Фото предоставлены администратором группы Retro-Кобрин-City
Александром Кириченко